Глубокий смысл

Глубокий смысл[ad_1]

Российский военно-морской флот может развернуть в Ладожском озере малые ракетные корабли. Весь этот год шло изучение этого региона, а в конце лета там провели учения два МРК из состава Балтийского флота.

Каждый из российских регионов славен своей боевой летописью. О военной роли некоторых из них мы вспоминаем только применительно к эпохе Средневековья, других — в связи с освоением этого края в более поздние времена. Третьи же навсегда войдут в нашу память как форпосты на рубежах России, упоминание о которых мы встретим в истории всех мало-мальски значимых войн.

Но есть и такие, которые волею судьбы попеременно становились то тыловыми регионами, то передовыми, что приводило к возрождению на их территории военных формирований, которые, казалось бы, давно стали частью истории. Именно это можно сказать о Ладожском озере и существовавшей на нем военной флотилии.

Впрочем, изначально Ладога стала колыбелью не флотилии, а всего Балтийского флота. Указ Петра I от 2 февраля 1702 года гласил: построить шесть военных кораблей по 18 пушек каждый. Использовались для этого верфи на впадающих в Ладожское озеро реках — Сяси и на притоке Свири — Паше.

Почему корабли строились не на самом озере? В этом были повинны условия «ближнего моря», как называли его еще новгородцы: шторма с высотой волн до шести метров, знаменитые ладожские «стоячие волны», а также нагонные явления, время от времени повышающие уровень воды во впадающих в Ладогу реках на несколько метров.

Поэтому Петр решил строить свой ладожский флот достаточно далеко от самого озера — там, где нагонные явления не угрожали строительству, а также был необходимый для него лес. Впрочем, основанные по этому указу верфи смогли построить только четыре «ладожских фрегата» и дальнейшего развития не получили.

Интересно, что Петр предусмотрительно распорядился основать неподалеку еще одну верфь — Олонецкую (Свирскую). Ее также заложили в 1702 году. Там под руководством бомбардира Ивана Яковлева в 1703 году было построено судно, которое действительно стало первым ранговым кораблем Балтийского флота, — 28-пушечный фрегат «Штандарт». Практически одновременно там же спустили на воду девять малых судов.

С поздней осени 1703 года и в течение 1704-го на Олонецкой верфи построили 14 фрегатов, 12 бригантин и скампавей. Они и стали основой флота на Балтике.

Флот мог в зависимости от обстоятельств действовать и в Финском заливе, и на Ладоге. В кампании 1707 и 1708 годов русские войска разорили шведские земли по северному берегу озера, что стало одной из предпосылок к взятию в 1710 году крепостей Выборг и Кексгольм (ныне Приозерск). После этого все берега Ладоги стали принадлежать России де-факто, а с заключением в 1721 году Ништадского мира — и де-юре. Озеро на долгое время превратилось во внутренний водоем, лишенный какого-либо военного флота.

Вновь Ладога стала фронтовой зоной во время Гражданской войны. 30 декабря 1917 года правительство Советской России предоставило независимость Финляндии, но масса нерешенных противоречий почти сразу привели к войне между двумя молодыми государствами. Силы Рабоче-крестьянского Красного флота активно поддерживали свои войска на берегах озера, а также высадили ряд тактических десантов, что способствовало отражению финского наступления.

Несмотря на это, по условиям Юрьевского мирного договора 1921 года Советская Россия обязалась не содержать на Ладоге военные суда водоизмещением более 100 т и с орудиями калибром более 45 мм.

Эта ситуация изменилась накануне Советско-финляндской войны 1939–1940 годов, когда с Балтики по Неве было переведено несколько боевых кораблей, усиленных на месте речными и озерными судами, мобилизованными в состав РККФ перед началом военных действий.

Впрочем, особых успехов тогда флотилия не добилась — сказалось быстрое наступление ледостава. Еще до того, как лед сошел, война завершилась. По условиям мирного договора Северное Приладожье вновь стало нашей территорией, и необходимость в озерной флотилии вроде бы отпала. 20 мая 1941 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов отдал приказ о переформировании Ладожской флотилии в военно-морскую учебную базу, но 25 июня — на третий день Великой Отечественной — их отменил. Так начался четвертый и наиболее прославленный этап истории Ладожской военной флотилии.

В первые месяцы войны основной задачей ее кораблей стала поддержка сухопутных войск на северном, а затем — западном и восточном берегах озера. Но в начале сентября 1941-го обстановка изменилась. С захватом 8 сентября Шлиссельбурга связь Ленинграда с остальной частью страны была возможна лишь через водное пространство Ладоги.

Еще 1 сентября Военный совет Ленинградского фронта приказал срочно организовать железнодорожные перевалочные базы и причалы в бухтах Осиновец и Морье на западном берегу озера. Их строительство предписывалось окончить к концу сентября, но из-за погодных условий, обстрелов и т.п. в сроки уложиться не удалось.

14 сентября первые суда вышли по маршруту Гостинополье – Новая Ладога – Осиновец. Последний город стал единственным приемным пунктом всех наземных грузов для Ленинграда. Из-за нехватки рабочих рук и бомбежек оборот барж затягивался до 6–12 суток. Параллельно обнаружилась острая нехватка судов большой вместимости и прочности для плавания в открытом озере. В итоге к началу транспортировки грузов на Ладоге и реке Волхов действовало всего 5 озерных и 72 речных буксира, 29 озерных и около 100 речных несамоходных барж.

Из-за погоды и авиаударов транспортный флот нес большие потери. К ноябрю из более чем полусотни барж лишь семь осталось в строю. Резкое снижение грузооборота в ноябре 1941 года было вызвано немецким прорывом в сторону Тихвина и аномальными морозами. Трасса Гостинополье – Осиновец, которую сейчас мы называем первой Дорогой жизни, действовала 52 дня, до 10 ноября. По ней успели перевезти 65 тыс. т грузов. Если вспомнить, что в этот период норма выдачи хлеба в Ленинграде сократилась до 250 грамм, легко представить, скольким ленинградцам это спасло жизнь.

24 мая 1942 года была открытая вторая военная навигация. Вражеская авиация хотела помешать ей, но оборону побережья усилили. К весне на западном берегу полностью построили новый пирс, восстановили перевалочную базу в Гостинополье. В июле по Ладоге было перевезено в семь раз больше грузов, чем в мае.

Также значительно пополнился и Ладожский флот. Число барж в нем увеличилось более чем в 16 раз. Делалось всё возможное, чтобы облегчить вывоз ленинградцев. Перевозки продолжались с большим размахом и организованностью. В течение 1942 года было вывезено более 528 тыс. жителей Ленинграда. Грузоперевозки за навигацию в обоих направлениях превысили миллион тонн. Дорога жизни способствовала героической защите Ленинграда. Помимо этого наши корабли обеспечили надежную защиту судов от набегов озерной флотилии противника, 22 октября отразили вражеский десант на остров Сухо.

В 1943–1944 годах военные моряки содействовали войскам Ленинградского и Карельского фронтов, которые к концу августа 1944-го нанесли военное поражение Финляндии и заставили ее выйти из войны. На многие десятилетия военное поражение стало хорошим уроком для финских политических элит. Ладога вновь стала тыловым районом.

Но, к сожалению, сменяются поколения, и исторические уроки оказываются позабыты. Сегодня Россия вновь вынуждена реагировать на враждебные шаги со стороны своего северного соседа. Во что это выльется, покажет время, но можно не сомневаться только в том, что русские моряки, которые теперь вынужденно возвращаются на Ладогу, всегда готовы выполнить свой долг перед Родиной.

Источник: Известия
[ad_2]